ГЛАВА 20. ЗАНАВЕС ОПУСКАЕТСЯ.

 

         Так они и улетели от меня. Первое время мы перезванивались, а потом в мире снова создалась напряжённая обстановка, и многие страны объявили друг другу бойкот. И наши с Каарелом и Тийной тоже.

         Я долго не оставлял попыток достучаться до них, но на экране высвечивалось одно и то же: «доступ закрыт». И даже Васин батюшка не мог с этим ничего поделать.

         Настала зима. Программы Новостей становились всё страшнее. Меня начали мучить дурные предчувствия. И однажды они загнали меня в ближайшую церковь.

         Я взял самую большую свечку и стал думать, куда бы её поставить. Подсвечников было много, и я подумал, что в следующий раз нужно будет вместо одной большой взять много маленьких свечек.

         Наконец я решил поставить свою свечку на подсвечник, который стоял посреди храма. Укрепив свечу, я отошёл к стене, чтобы меня не было видно, и решил помолиться.

         «Господи! – мысленно произнёс я. – Вот я пришёл… к Тебе…»

         Что говорить дальше я не знал. То, что было у меня на сердце совершенно не походило на молитву.

         «Зачем Ты разлучил нас?! – с гневом подумал я. – Это нечестно! Разве Ты не мог устроить всё как-нибудь иначе?! А говорят, что Ты добрый… А на самом деле… Я не буду врать! Я скажу всё как есть! Можешь меня наказывать, но я в Тебе разочарован! Почему всё так плохо?! Я не хочу смиряться, как этот Твой Вася! Я хочу получить весть от Тийны и Каарела… от Татьяны и Кирилла, впрочем, какая разница?! Я хочу получить весть немедленно, Ты меня слышишь?!»

         Ничего не произошло. Я повернулся и пошёл прочь.

         Весь день я ждал громов и молний на свою голову, и даже начал сожалеть о своей откровенности. А ночью мне приснился давно, казалось, забытый страшный сон.

         Я снова увидел Принца. Он и его лошадь находились в Царстве Мёртвых, там, где я оставил их после последнего боя в Большой Игре.

         Они стояли, понурившись на голой чёрной равнине, задыхаясь под невыносимой тяжестью лат… Я проснулся в холодном поту.

         «Может, это и есть та весть, о которой я просил? Может быть, с Каарелом опять что-то случилось?»

         Я никак не мог отогнать от себя страшное видение. В конце концов я не  выдержал, сел прямо в одеяле к монитору и вышел в Большую Игру.

         Ночью там было особенно многолюдно.

         «На Вашем счету нет средств для продолжения Игры, - сообщили мне. – Ваш герой дезактивирован».

         «Я хочу навсегда выйти из Игры», - ответил я.

         «Пожалуйста, подождите…»

         На экране появился Администратор. Живьём.

         - Господин Арсеньев! – обрадовался он. – Давненько вы нас не посещали! Вы, значит, хотите нас покинуть? Очень жаль. Ваш герой был таким колоритным игроком…  Одних анекдотов про него насочиняли сколько-то там мегабайт…  У меня к вам деловое предложение. Продайте нам Принца.

         - Как это? – удивился я.

         - Очень просто. Вы уходите, а ваш герой остаётся. Мы его переформатируем, и он будет играть сам за себя. А мы положим на ваш счет ну, скажем, тысячу рублей…

         Я засомневался. Мне стало как-то неприятно, будто я продаю живого человека… С другой стороны, тысяча рублей – это две моих стипендии…

         - Вы только снимите с него эти ужасные доспехи, - попросил я.

         - Как скажете. Итак, по рукам?

 

         Утренние Новости следующего дня начались с сенсации.

         - Большой Игре угрожает серьёзная опасность, - сказала дикторша. – Кто-то из игроков выпустил в Сеть сильнейший и неуловимый вирус. Ведётся следствие.

         Днём в Новостях показали Администратора. Он разводил руками.

         - Этот вирус был так хитро спрятан… Стоило только отключить защитные программы – бывший владелец попросил снять с его персонажа доспехи – и мы не можем его поймать!

         Вечерние Новости сообщили, что владельцем персонажа был мальчик, которого зовут Илья Арсеньев, но в происшедшем он не  виноват. В сущности в этом не виноват никто, кроме самого персонажа. А вирус из Игры уже перекинулся в общую мировую Сеть и в закрытые Сети военных баз (видно, кто-то играл в Игру на служебном компьютере). Уничтожены блокировки на международных линиях связи.

         - Всё было готово к вооружённому конфликту, - жаловался дядечка в погонах. – А теперь придётся начинать сначала…

         Уже были зафиксированы случаи нарушения государственных границ в разных странах. Причём, зафиксированных случаев было, по всей вероятности, гораздо меньше, чем незафиксированных. Пограничные радары вышли из строя, и люди бросились ходить друг к другу в гости.

         - Ну вот, папочка, - проговорил я в изумлении, - твой сын действительно потряс всю  планету…

         А ночью мне позвонили.

         Я уже засыпал, когда раздался сигнал. Я вылез из кровати и принял звонок. Экран загорелся.  С него на меня смотрела Тийна.

         - Ой, получилось! – сказала она.

         Я от радости потерял дар речи. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга.

         - Жаль, у меня почти не осталось денег! – вдруг расстроилась Тийна.

         - За мой счёт! – воскликнул я. – Я теперь богатый, я твоего брата продал! – и рассказал, что случилось.

         - Мой брат опасен даже в электронном виде! – с гордостью произнесла Тийна.

         - Как он там? Нашёл он свою Сетумаа?

         - Ты знаешь, нашёл! От неё совсем маленький кусочек остался. Но зато какой! Псково-Печерский монастырь. Кажется, Каарел решил стать монахом.

         - Ну ничего себе! – изумился я. – А как же балет?

         - Каарел, оказывается, совершенно серьёзно говорил, что не хочет больше танцевать: мол, для него это теперь слишком легко…

         - Никогда не мог понять его до конца, - признался я. – Но как же ты будешь жить без него?

         - Как-нибудь, - вздохнула Тийна. – Мы всё равно не могли бы жить вместе. Меня приняли в интернат при балетном училище, а Каарелу куда деваться? У нас ведь родственников не осталось…

         Я загрустил вслед за Тийной. Разговор завял. Мы сидели и молча смотрели друг на друга. И готовы были сидеть так сколько угодно. Наконец Тийна сказала, что ей нужно возвращаться в спальню, потому что воспитатель может рассердиться. И всё-таки, она медлила отключаться. Я понял, что для слов, которые я так давно хотел ей сказать, у меня остались считанные мгновенья…

          - Ну что, пока? – промолвила Тийна.

         - Пока… нет, постой! Я…

         - Воспитатель идет! – всполошилась Тийна и протянула руку, чтобы выключить связь.

         - Я люблю тебя! – крикнул я в уже гаснущий экран; я не знал, успела ли  Тийна услышать мои слова…

         Я лёг в кровать, одолеваемый грустными мыслями и долго не мог заснуть. А когда я всё-таки уснул, мне в утешение был дарован светлый сон.

Мой Принц приехал ко мне снова.

На нём больше не было лат, и вместо меча на его поясе висела тонкая шпага. Лошадка весело гарцевала, порываясь скакать. Следом за Принцем  из леса вышли Принцесса, Колдунья, Король с Королевой, Феи и прочие. Они с поклоном проходили мимо меня и пропадали из виду. Принц  помахал мне рукой и поскакал к белому замку, сиявшему далеко-далеко на горе.

- Нам рано прощаться! – крикнул я ему вслед и проснулся.

Было ещё совсем темно. В окно билась метель. А мне было тепло и уютно. Я снова заснул и остаток ночи спал без сновидений.

         Вскоре наступило Рождество. Поэт Вася снова потащил меня в церковь на ночную службу. Я вернулся домой в два часа ночи. Родители давно спали, а мне спать не хотелось. Я долго стоял у окна, созерцая рождественскую метель, а потом подумал, а не пойти ли мне попить чаю… И тут в дверь позвонили!..

 

Дальше... 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz