Так - ожоги на крыльях бабочек,
Смех над клоуном-горбуном.
Но вростали все глубже корни,
И впивались все крепче когти.
Никуда мы теперь не уйдем.

Кто расскажет про муки птицы,
Ничего о стекле не знавшей?
Разбивались и поднимались,
И вверялись надежде каждой.

Сквозь решетку так близки звезды.
Поцелуй их и будь свободен!
Путь не пройден и на восходе
По лугам засверкают слезы.

Выбрось нож, вылей яд и в волны
Не смотри как на двери рая.
Наша доля - она земная.
Мы ее до конца исполним.

Камни вслед. Пожалей бросавших.
В их домах тоже ветры стонут.
На заре наши звезды тонут,
Чтобы стать на закате краше.

-------------------------------------------

Трепещущая радость, не покинь!
Как бережно несу тебя в руках.
Рожденная в высоких облаках,
Ты жадно смотришь в утреннюю синь.

Шепчу тебе: "Останься навсегда,
Не испугайся гнева и гордыни
Того, кто не мечтал уж быть любимым
На этом грубом свете никогда".

О, сколько переменится опять
И принципов, и вер, и суеверий -
Быть ангелом, быть демоном, быть зверем,
Хотеть терзать, или хотеть страдать.

Какая хрупкость в этих двух крылах,
Какая робкая, но все ж надежда
На нежность дней, на света неизбежность,
На чей-то парус в ласковых волнах.

------------------------------------------------------

Ко мне прилетели две черные птицы,

Нисколько не страшные, вовсе не злые.

Печальные жесты и мудрые лица,

И только глаза молодые.

Они мне сказали: "Нельзя быть счастливым

Без грусти, без слез и без боли

В наполненном злом и уродливом мире

С восходами цвета крови."

- А как же мне жить, подскажите мне, птицы,

Вы - ангелы, демоны, кто вы?

- Мы мысли, мы чувства, лучи под ресницами,

Прорвавшиеся на волю.

Начни жить иначе, и мы не вернемся.

Дни станут пусты и спокойны,

Но время придет и к далекому солнцу

Тебя не возьмем с собою.

- О, милые сестры, в часы малодушья

Я , б вас прогнала быть может,

Но к песням протяжным привыкли уши,

И их не заменишь ложью.

Я буду вас звать и искать вас стану,

Еще не раз затоскуя.

Вы - мысли, вы - чувства, сердечные раны,

Вы - крылья и поцелуи.

И я поняла, заглянув вам в очи

И крыльев размах отметя,

Что вы - это я; что вы плачете ночью,

Как плакали б мои дети.

------------------------------------------------

Воспоминания растут все чаще,
И с каждым новым шагом лес густеет.
Слезинка - дерево, и вот ты в чаще,
И ветер листья памяти лелеет.

Вот здесь была любовь. Была? Не знала,
Что это только горькое начало
На долгой и запутанной тропе.
Единственной, небесной, бесконечной,
Она была - весь мир, и слово "вечность"
Ее синонимом казалось мне.

Теперь она мертва. И только скрипом
Сухого, почерневшего ствола
Еще напоминает звуки скрипки,
Восторг и боль уставшего смычка.

И молодая поросль потянулась,
Когда душа дождями изошла.
Откуда только взялись семена?
Но первозданность мира не вернулась.

Душа стара? Нет, так сказать нельзя.
Кто знает, где предел ее старенья.
Пусть нет того безумного горенья,
Но под золой земля еще тепла.

Мне больно без тебя, а это значит,
Что я не разучилась прирастать.
А рост есть жизнь, и я о новом плачу,
И сердцу не даю пересыхать.
----------------------------------------------------

За окном черный шепот листвы.
Скоро ей отцвести и угаснуть.
Дни мои опадают и сны,
И мечты - все проходит напрасно.

Так прими же, земля, в теплый дом,
Размешай меня в умерших травах.
Ночь и ветер, открытый балкон...
Отстрадала, отпила, устала.

Эта чаша горька, как полынь,
А на дне отражаются звезды.
Я кричала туда: "Не покинь!"
Ярче звезд, горячей были слезы.

Тихий шелест ночной тишины
Мне пытается вылечить раны:
Нежно шепчет: "Живи и люби,
Если даже надежды увянут.

Стань хоть тенью, но здесь, на земле.
Взгляд украдкой - глоток кислорода,
Взгляд ответный - пусть будет тебе
И мученьем, и счастьем от Бога".
-------------------------------------------------

Баллада

Черная птица на высохшем дереве

Молча тоскует о чем-то потерянном.

Падают капли из лунного света,

Сливаясь в единую белую реку.

Река протекает по древним холмам,

Увядшим садам и пустым городам.

О чем забывают седые холмы?

Никто не вернулся из этой войны.

Князья и дружинники рядом лежат.

Не вороны - рыбы над ними кружат,

Игривые стайки меж гордых руин.

Из трех городов не был сдан ни один.

У старого дуба тогда я была,

Из битвы последней тебя я ждала.

Увидела зарево в сумраке ночи,

И стали бездонными светлые очи.

И белый ручей побежал по траве,

По мертвой для солнца отныне земле.

А я почернела под ветром беды,

И дуб наш увял не до новой весны.

Когда ж показалась орда на дороге

Огромные крылья вручили мне боги.

В неведомом страхе бежали враги,

Не брали их стрелы драконьей брони.

Ужасные слухи надежнее стен

Хранят мою землю и тягостный плен.

Но в час, когда воды из скорби моей

Достигнут великого моря морей,

Я лебедем белым туда поплыву,

У края земли я увижу ладью.

Когда же взойду я на борт корабля,

Ты снова узнаешь, полюбишь меня.

На поиск неведомой,новой земли

Направят свой парус ее короли.

-----------------------------------------------------

Ветер очистил пространство. Вокруг никого.

Море и чайки - вечные стражи его.

На пустом берегу - первобытные крики тоски.

В ожиданьи грядущей зимы остывают пески.

Я никогда не видела море зимой,

Очертания сосен под ранней неясной луной,

Треск костров, терпкий запах горящих еловых ветвей,

Завыванье метели сливается с воем зверей.

Деревянные струги по пояс зарыты в снегу.

Оживают лачуги на старом морском берегу,

Оживают...лишь в памяти древних поросших камней

Песни скальдов во славу богов и великих вождей.

На пустом берегу этой осенью времени нет.

Мир сегодня моложе примерно на тысячу лет.

Мир сегодня светлей, потому что опять одинок;

Ветер ласковей, пена белее, нежнее песок.

----------------------------------------------------------

Ты вернулся, но в другом обличьи,

Вечный спутник. Каторжный наш путь.

Мы под маской ложного величья

Никогда не сможем отдохнуть.

Лунный диск косится на дорогу,

Где два зверя ищут свой приют.

Что мы можем вымолить у Бога,

Кроме этих невесомых пут.

Птицы страшных битв кружат над нами.

Небо низко, пусто и черно.

Ты берешь холодными руками

Сердце неостывшее мое.

Но в твоих глазах такая мука,

А в изгибах губ лежит тоска,

Что и я протягиваю руку.

Жизнь стучится где-то у виска...

Не стирай с лица мгновенье света.

Не спеши гасить огонь в ночи...

Сверху видно темную планету,

Где блеснули только две свечи.

--------------------------------------------

Смотри, над нами большие звезды,

И тихий вечер, прохладный ветер,

И руки теплые, и взгляд сквозь слезы,

И мы как-будто одни на свете.

А небо бережно во тьму нас кутает,

Благславляет и смотрит ласково.

Мы так беспомощны, мы почему-то,

Как в детстве, снова бездумно счастливы.

----------------------------------------------------

Дожить до весны... Какая нелепая цель!

Простого глагола смешная и горькая участь:

На «до» опираясь, тащиться сквозь дождь и метель

Кляня и жалея свою параличную душу.

Опомнись, тому, кто назначен летать, не нужна

Приставка. Тому не пристойно увечье.

Юродское – до: дотерпеть, доползти, дошагать,

Но жить – это жить! Это только полет в бесконечность...

--------------------------------------------------------------------

Осень мешает в котлах свои терпкие вина:
Горечь, смирение, вызов, печаль и забвенье.
На позолоте кровавые капли рябины -
Сварено зелье страдания и воскресенья.
Выпадет снег – этим каплям гореть письменами,
Углями тлеть им, насквозь прожигая страницы.
Солнце мое, верь мне, зимняя повесть растает,
Горькие ягоды скушают мудрые птицы.
Щедрая осень! Я гроздья камней драгоценных
С золотом листьев под пение ветра сплетаю.
Вот Ваш венец – обещание мук и спасенья.
Принц, что же делать? Другой нам короны не дали.
Мастер, как быть? Нет лекарства от этого яда.
Надо терпеть, пережить одинокую зиму.
Можно, я сниться вам буду? Лишь изредка… ладно? -
Рыжей лисой, что свернулась клубком у камина.

-----------------------------------------------------------------

Странный сон ему нынче снится:
В доме, тысячу лет заброшенном,
У камина лежит лисица –
Наваждение рыжей осени.

Он теперь ни в чем не нуждается,
Но сквозь узкую щель сомнения
Осторожный зверь пробирается
В это теплое сновидение.

И свернувшись клубком уютным,
Просыпается - в человеке,
Одиноким холодным утром,
Спрятав сказочный свет под веки.

А тот дом, что обоим снится,
Навсегда застужен ветрами,
И в пустые его глазницы
Золотые листья влетают.

И кружат, и ложатся горкой
У навеки остывшей печи.
И шурша, и вздыхая горько,
Ждут, когда же наступит вечер.

Ждут, когда же наступит встреча.
И сквозь узкие щели мира
Юркнет в сны и махнет беспечно
Им лисица хвостом красивым.

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz