Глава третья

Праздник

в которой лиса познает чувство стыда, обретает друга и видит первый в своей жизни сон

Теперь, когда лиса, наконец, вернулась к прежней жизни, она с удивлением обнаружила, как успела отвыкнуть от нее. Находясь в человеческом доме и мечтая о побеге, лиса часто представляла себе заснеженный лес, и он казался ей прекрасным. Как хорошо скользить легкой рысцой по тонкому насту, выслушивать пугливую мышь в поле и нырять за ней быстрым, точно рассчитанным прыжком! А перекусив, можно и порезвиться, стряхивая белые хлопья с пушистых еловых лап, или просто полюбоваться, как искрится снег на солнце.

Так думала лиса, когда лежала у камина, поглядывая на огонь и слушая, как трещат смолистые дрова. Но кроме чудесных солнечных дней есть еще метели и настоящие снежные бури, есть опасные волки и злые охотники, и есть голод, о котором лиса совсем позабыла.

Но больше всего лису мучило другое – то незнакомое чувство, что охватило ее в первую ночь после возвращения в лес. Странный человек никак не выходил у нее из головы.

«Значит, он спас, лечил и кормил меня просто так?!» - лиса была потрясена этим открытием. Она опять вспомнила, как человек смотрел на нее у калитки, когда она украла у него кабанью ногу. «Что же это такое? Когда же я забуду о нем? Это все от голода лезут такие мысли» - успокаивала она себя, ворочаясь бессонной ночью в норе. Сегодня ей с трудом удалось изловить всего пару мышей, которые только раздразнили аппетит. А где-то вдали тоскливо выли волки.

На следующий день лиса охотилась до самого вечера и никого не поймала. Она уже хотела возвращаться в нору, но вдруг ее потянуло туда, откуда она недавно так мечтала убежать.

Была уже ночь, из дома не доносилось ни звука, окна были темны, и лиса, осмелев, подошла совсем близко, а потом, нырнув под дверцу калитки, подбежала к крыльцу. Ей было страшно и любопытно одновременно. Она принюхалась, надеясь уловить запах пищи, но человек, то ли давно поужинал, то ли вообще не ел сегодня вечером, потому что ничем съедобным не пахло.

Лиса сидела на крыльце и думала, как хорошо было бы сейчас немного полежать у огня и, закрыв глаза, представить себя на солнечной летней поляне, только не здесь, а в другом мире, где нет голода и опасностей. Ей так захотелось поскулить, поцарапаться в дверь! А вдруг хозяин впустит лису погреться, может, даже, покормит, а уйти она всегда сможет, раз ему от нее ничего не нужно.

Лису останавливало все то же незнакомое чувство. «Стыдно!» - вдруг всплыло из загадочных, темных глубин ее памяти. Вот как это называется – «стыдно»! Тут лиса услышала скрип лестницы и бросилась в лес. Она бежала к норе, и ей казалось, что ночное небо смотрит на нее своими бесчисленными звездными глазами с укором и осуждением.

На другой день лиса с трудом поймала одну мышь, опять хотела возвращаться, и опять ее потянуло к человеческому жилищу. На крыльце лежала ощипанная цыплячья тушка.

«Теперь он думает, что я прихожу сюда из-за еды, а я прихожу, потому что мне стыдно» - с горечью подумала лиса, но цыпленка взяла, так как была очень голодна. Вернувшись в нору, лиса пообещала себе, что больше не пойдет к этому дому.

Весь следующий день она провела в безуспешных поисках добычи. Лес будто вымер и замерз навсегда. Ночью лиса опять размышляла о своем поступке и старалась оправдать себя: почему она должна была доверять своему спасителю? Она действовала так, как ее научила жизнь в лесу.

И все равно лиса мучилась.

Прошел еще день - такой же, как и предыдущий, и к вечеру голодная зверюшка решилась на крайний и отчаянный шаг – наведаться за едой в деревню.

Лиса давно знала один двор на окраине, который когда-то привлек ее немалым количеством щелей в прогнившем заборе. Нынешним летом лиса залезла туда прямо среди бела дня. Перед полуразвалившейся лачугой щипали траву несколько тощих гусят. Девочка лет восьми, худая и оборванная, что-то чертила прутиком на песке и была целиком погружена в свои мысли. Большой лохматый пес, высунув голову из будки, спал. Видимо, он был очень старым. На лису он никак не отреагировал, даже когда она уже подкралась совсем близко к добыче. Лиса поняла, что такой шанс упускать не стоит, и выпрыгнув из-за поленницы, схватила первую попавшуюся птицу. Остальные гуси загоготали и бросились врассыпную, дверь распахнулась, и на порог выскочила растрепанная женщина, своим изможденным видом похожая и на девочку, и на гусей одновременно. Лиса бросилась бежать с добычей в зубах, а за спиной долго раздавались гневные крики, звуки ударов, детский плач и визг собаки.

Именно в этот двор и решила теперь забраться голодная лиса. Стояла глубокая ночь. На дворе никого не было, собака не вылезала из будки, и лиса спокойно проникла в птичник. Она долго обшаривала пустое помещение, и, наконец, обнаружила одного-единственного гуся, нахохлившегося в углу. Лиса схватила его и, добежав до леса, уже собиралась прикончить и съесть, как вдруг ее осенила другая мысль. Она потащила гуся дальше, в чащу, к дому, одиноко стоящему на опушке среди густого ельника, туда, куда так хотела вернуться в последние дни.

Лиса положила птицу на крыльцо и громко затявкала.

Человек открыл дверь и чуть не споткнулся в темноте. Под ногами лежал несчастный полузадушенный гусь, а внизу, у ступенек сидела хитрая зверюга и смотрела на хозяина самым виноватым взглядом, на какой только была способна.

Немного подумав, мужчина поднял птицу и знаком велел лисе заходить. Лиса сначала не поверила своему счастью, а потом пулей проскочила мимо него, бросилась к своему месту у камина и свернулась там в клубок. К ее удивлению человек не понес подарок на кухню, а надев сапоги и пальто, вышел с гусем за пазухой из дома.

«Понес в лес прятать, - решила лиса. – Не доверяет». Ей очень хотелось объяснить своему спасителю, что она больше никогда ничего не возьмет у него без разрешения, но у нее все равно бы не получилось. Раньше лиса была уверена, что умеет разговаривать (ведь беседовала же она с вороной), но в присутствии человека, слова, которые складывались в ее голове, почему то не произносились вслух. Вместо них выходило скуление, рычание, тявканье или визг. Лиса убедилась в этом еще в первые дни своего пребывания в доме.

Однако, она не слишком огорчилась. Главное, что сбылось ее заветное желание. Она посмотрела на тлеющие угли в еще не остывшем камине, легла на бок, сладко зевнула, потянулась всеми четырьмя лапами и заснула крепким сном.

В это время человек шел по направлению к деревне. Тропу все время заметало, но под его взглядом верхний слой снега чудесным образом рассеивался, открывая цепочку лисьих следов. Воспитательную беседу о том, что красть нехорошо, он решил отложить на потом, и такой случай вскоре представился.

Больше лиса не чувствовала себя пленницей в человеческом доме. Позавтракав, лесная жительница уходила гулять, но к ужину всегда возвращалась. Ей понравилось ночевать у камина и слушать, как за окнами от лютого мороза трещат деревья и воют голодные волки.

Теперь лиса стала вести себя по другому. Она очень старалась понравиться человеку, чтобы он продолжал пускать ее в дом. Увидев новый веник, она преодолела желание растерзать его, только всегда убегала подальше, если человек начинал уборку в ее углу.

По утрам он варил себе что-то, по мнению лисы, совершенно неаппетитное. Но зверюшка всегда садилась рядом и облизывалась. «Ты это не будешь» - сказал, наконец, человек, но лиса всем своим видом постаралась показать, что будет, то есть, приподнялась на задние лапы и стала еще больше облизываться. Увидев блюдце овсянки, лиса разочаровалась, но кашу съела и в награду получила куриную лапку.

По ночам она ловила мышей, шарящих на кухне и в кладовой, и всегда оставляла одну мышку хозяину. И каждый раз лиса очень удивлялась: как это можно есть невкусную кашу и отказываться от такого лакомства, как мышь.

А еще человек поставил кресло недалеко от камина и по вечерам стал спускаться туда с книгой, а лиса наблюдала за ним, укрыв мордочку пушистым хвостом. Однажды она подошла, запрыгнула к мужчине на колени и уставилась носом в книгу. Лисе очень хотелось понять, что он там видит. Она даже заскулила от того, что ей это никак не удается.

Тогда человек погладил лису, и теперь она каждый вечер забиралась в кресло, чтобы почувствовать его ладонь на своей пушистой спинке.

С тех пор лиса возвращалась по вечерам не только ради ужина и теплого места у камина.

И, конечно, лиса с большим интересом продолжала изучать свое новое жилище и его владельца. Дом был двухэтажный, когда-то крепкий, но сейчас уже сильно обветшавший. Дыру на кухне, сделанную для побега, человек забил досками, но если бы лиса захотела, она бы нарыла еще несколько штук.

Обстановка в доме сильно отличалась от той, что лиса привыкла видеть в крестьянских домах, когда отваживалась заглянуть в окно. Правда, зверюшка не могла сформулировать результаты своих наблюдений так, как это сделал бы человек.

Дорогая старинная мебель, ковры, бронзовые канделябры, витая лестница с чугунными перилами, книжные шкафы в спальне. На втором этаже была еще одна комната, но хозяин всегда ее запирал. Оттуда доносилось множество запахов, особенно сильно пахло сушеными травами.

Все это очень волновало лису, вызывало любопытство и заставляло много размышлять о странном человеке и его образе жизни. «Интересно, где он добывает еду?» - думала лиса. Ведь у него на дворе не было ни скота, ни птиц. Один раз она решила проследить за человеком. Выскочив из дома, она спряталась за ближайшей елью и, дождавшись, когда мужчина выйдет, тихонько отправилась следом. Но за поворотом он куда-то исчез. Следы обрывались, и лиса долго бегала в недоумении вокруг этого места.

«А почему он не живет в стае, как другие люди? Может, его изгнали? Неужели за то, что он такой хороший? А может, он еще и красивый?» Лиса ничего не понимала в человеческой красоте, ведь у людей не было пушистой рыжей шерсти и пышного хвоста, и непонятно было, как оценивать человеческую внешность. Но лисе точно нравились его руки, тонкие нежные пальцы, которые зарывались в лисий мех, когда они с хозяином сидели по вечерам у камина.

Приближалось Рождество. Лиса весь день крутилась неподалеку от деревни и смотрела, как люди срубают елки и затаскивают их во дворы. Она видела такое и раньше. Потом эти елки поставят и украсят блестящими игрушками и разноцветными огоньками. Лисе всегда нравилось наблюдать из-за забора, как они сияют в темноте, не хуже звезд.

Когда лиса вернулась домой, никакой елки в их дворе не было. Это очень огорчило лису. Поужинав, она подбежала к двери и запросилась наружу. Человек удивился, но лису выпустил.

Ночью лиса осторожно бродила по деревне, высматривая подходящее дерево. Она заглянула и в тот двор, где недавно украла гуся. Елку лиса там не обнаружила. Зато из дома доносился отвратительный запах, который заставил ее вспомнить про волчат. Так пахло из фляги охотника. Лиса ощерилась и зарычала. Потом она увидела собачью будку и испуганно умолкла. Но в будке никого не было.

Наконец, лиса отыскала подходящую небольшую елку, с которой она могла бы справиться. Собаку добрые хозяева забрали в дом, так как был сильный мороз. Засов на калитке лиса смогла открыть лапой.

Лиса волокла дерево до самого утра. Несколько раз она присаживалась передохнуть, исколола весь нос, но елку дотащила.

К ее огорчению, человек нисколько не обрадовался, увидев с утра горделиво сидящую среди двора лисицу перед невесть откуда взявшейся елью. Он долго смотрел ей в глаза, а потом строго спросил: «Тебе никто никогда не говорил, что нельзя брать чужое?» Вопрос был риторический. Конечно, лисе никто никогда такого не говорил.

«Неси туда, где взяла!» – сердито велел человек и указал пальцем в сторону деревни. Лиса и без этого жеста все поняла и очень обиделась. Ведь она так старалась, она тоже хотела праздник.

Некоторое время растерянная зверюшка сидела на крыльце, надеясь, что человек передумает, но дверь так и не открылась. Тогда она утянула елку в лес и с наступлением ночи отправилась возвращать ее бывшим владельцам. Уже рассветало, и лиса едва успела втащить елку во двор и выскочить наружу, как раскрылась дверь и послышались удивленные и радостные детские голоса.

- Наса елоська вернулась!

- А я что тебе говорил! – важно ответил ребенок постарше. – Ходила в лес с подружками попрощаться. А ты ревел весь день, как маленький!

Лиса бегала вокруг деревни и прислушивалась к праздничным приготовлениям. Ей не хотелось идти домой. Она вдруг очень разозлилась на человека, который живет так грустно и одиноко, и совсем не умеет радоваться жизни.

Люди резали скот и птиц, готовили праздничные блюда и, конечно, украшали свои елки. Когда стемнело, лиса снова забралась в деревню. Отовсюду слышались громкие голоса, смех, песни, собачий лай, и лисе было страшновато. Но красота, которую она наблюдала почти за каждым забором, завораживала ее и заставляла забыть о страхе.

Тут лиса услышала возмущенные крики и рев. Это капризничал толстый мальчик – сын деревенского трактирщика, у которого было самое богатое хозяйство, и куда лисе частенько хотелось забраться. Таких жирных гусей, индюшек и кур не было больше нигде, но всю эту роскошь охраняли несколько здоровенных злющих волкодавов, а высокий забор был сделан из толстых бревен, и лисе оставалось только наблюдать за разгуливающими вперевалку птицами в узенькую щелку, да облизываться.

Видимо, избалованному мальчику не нравились рождественские подарки. Такая же толстая мамаша совала ему в руки, то одно, то другое, но мальчишка, не переставая возмущаться, отталкивал дары, а одну из игрушек даже швырнул через забор. Она упала в снег прямо перед носом лисы.

Эта была фигурка ангела, в длинных одеждах и со сложенными за спиной крыльями. Ангел был грустный, бледный, с тонкими чертами лица, и чем-то напомнил лисе ее хозяина. «Я не брала чужое, они сами выбросили» - сказала она себе и осторожно взяла игрушку, решив отнести ее в дом и спрятать.

Пробегая мимо двора, где она недавно украла гуся и где не было елки, лиса снова услышала детский плач. Но это был другой плач, и у лисы от него сжалось сердце. Она подошла к широкой щели и увидела ту худенькую оборванную девочку, что сторожила летом гусей. Девочка сидела у поленницы и тихонько всхлипывала, глядя в звездное небо.

«Она тоже смотрит в небо, значит ей плохо здесь» - подумала лиса, и очень захотела чем-нибудь утешить девочку, но из дома раздавались крики, ругань, рыдания, звон бьющейся посуды, и отвратительно пахло жидкостью из охотничьей фляги. Только собаки почему-то не было слышно.

Лиса подождала, когда голоса смолкнут и залезла во двор. Падал снег, и покрытая им лисья шерсть серебрилась в лунном свете. Девочка перестала плакать и потрясенно смотрела на удивительное видение: перед ней стояла серебряная лиса с игрушечным ангелом в зубах. Лиса подошла, положила игрушку ей на колени и уселась напротив.

«Ты пришла оттуда?» - спросила девочка, показывая пальцем на небо. Лиса молчала. Девочка робко протянула руку и погладила лису. Потом посмотрела на свой единственный рождественский подарок. «Какой красивый!» - прошептала она, и спрятала ангела за пазуху.

Тут лиса вспомнила о человеке: «Он ведь там совсем один, в такой праздник!».

«Ты еще придешь?» - спросила девочка, когда лиса бросилась к щели в заборе. Лиса обернулась и кивнула.

Дома ее ждал сюрприз. Посреди двора стояла высокая и пушистая елка, которая каким-то чудом выросла прямо из земли. Она была украшена большими разноцветными шарами, гирляндами и фонариками. Такой красоты лиса не видела ни у кого. Она села напротив дерева и не могла оторвать от него восхищенных глаз. Человек подошел, присел на корточки и стал вытаскивать из лисьей мордашки еловые иголки. А лиса смотрела ему в глаза - в их темной глубине поблескивали искорки, то ли от звезд, то ли от рождественских фонариков.

Затем они пошли в дом. В гостиной был накрыт стол на две персоны. Главным его украшением было блюдо с большой индейкой в яблоках. Тут лиса вспомнила, что уже давно не ела и очень проголодалась. На стул лисы хозяин подложил несколько подушек, и теперь она восседала на них, как королевская особа. Часы пробили полночь, и человек разлил вино, от которого лисе на несколько минут стало жарко и приятно закружилась голова. Потом на ее тарелке оказались несколько кусочков мяса. Лиса ела аккуратно, неторопливо и с достоинством, словно понимая важность момента.

Так человек и лиса встретили Рождество. Поужинав, мужчина встал, погладил лису, поздравил ее с праздником и отправился наверх, а лиса, увидев, что дверь не заперта, вышла во двор. Несмотря на все мытарства с чужой елкой, ей совсем не хотелось спать. Она сидела и смотрела, то на ночное небо, то на удивительное дерево, переливающееся разноцветными огнями.

«Жаль, что больше никто не видит такой красоты!» - подумала лиса, но тут вспомнила про девочку и бросилась в деревню.

Девочка еще не спала. Она бродила по двору и что-то шепотом рассказывала своему ангелу. Лиса подбежала и подергала ее за подол.

«Ты куда-то зовешь меня?» - спросила девочка. Лиса отбежала, потом вернулась и снова потянула ее за край пальто. Тогда девочка пошла за лисой. Ей было страшновато идти ночью по лесной тропинке, где-то ухали филины, выли волки и скрипели деревья, но лиса все подбегала и настойчиво звала ее за собой.

Когда они пошли сквозь густой ельник, стало совсем страшно, но вдруг открылась лесная опушка, посреди которой стояла самая красивая рождественская елка, которую девочка когда-либо видела.

«Ты живешь здесь?» - спросила девочка, осторожно открывая калитку и боязливо посматривая на дом, который, будто стал ниже, покосился и казался нежилым. Даже не верилось, что еще час назад там праздновали Рождество и ели индейку. «Детям не разрешают сюда ходить» - пояснила девочка, но красивая елка отвлекла ее внимание. Они вместе с лисой стояли и заворожено смотрели, как искрятся и переливаются разноцветные огни.

«Что-то я замерзла совсем» - сказала девочка. На ней было тоненькое пальтишко, все в заплатках и поношенные ботинки. Тогда лиса стала бегать вокруг елки, а девочка гоняться за ней. Потом девочка наклонялась, а лиса перепрыгивала через нее. Они долго играли, девочка вся раскраснелась, и ей уже не было холодно.

«Хорошо, только есть очень хочется» - произнесла она, отдышавшись. Лиса уже хотела сбегать в дом за остатками индейки, но тут елка вдруг вспыхнула, а когда пламень угас, вместо игрушечных шаров, гирлянд и фонариков на ее ветвях висели разнообразные лакомства, большинство из которых девочка никогда раньше не пробовала: апельсины, мандарины, бананы, шоколадные конфеты и пирожные. Если девочка не могла дотянуться до угощения, лиса подпрыгивала и срывала его с ветки.

Уже светало, и девочке надо было возвращаться.

«Я так рада, что у меня появился друг» - сказала она лисе. - Раньше моим другом был пес, который жил у нас во дворе. Он был уже совсем старым, почти ослеп и оглох, и никто не любил его, кроме меня. Когда он вылезал из будки, чтобы погреться на солнышке, отец или мать, проходя мимо, пинали его ногой. А если у нас что-нибудь пропадало, то его били поленом. Только мне было жаль его, и если бы я его не кормила, он бы умер с голоду. А остальные считали его бесполезным, но ведь он не всегда был таким, он же не виноват, что состарился и не мог больше охотиться и охранять двор. Отец как-то рассказывал, что он был лучшим охотничьим псом в округе и за него предлагали большие деньги. А еще отец сказал, что проклятый пес сломал ему жизнь. Я не поняла, что он имел ввиду. А мама тут же начала ругаться, что это отец сломал ей жизнь, и что она не думала, когда замуж выходила, что будет так жить, а потом они начали скандалить, и я убежала. А недавно у нас пропал последний гусь, которого собирались зажарить на Рождество. Тогда отец взял ружье и застрелил моего друга. А утром гусь нашелся. Наверное, отец спьяну не заметил его. А про собаку родители сказали, что все равно от нее не было никакого толку, и что нечего зря реветь.

Так говорила девочка и снова плакала. А лиса, потрясенная, смотрела на нее и, даже, если бы могла, не нашлась бы, что ответить.

Потом девочка успокоилась и сказала лисе: «Я никому не расскажу, что была здесь и видела волшебную елку. Я знаю, что это - тайна. Но ты еще придешь ко мне?». И лиса снова кивнула. Она проводила девочку до деревни, возвратилась совсем усталая и быстро уснула на любимом месте у камина.

В то утро лисе приснился сон: залитая солнцем изумрудная долина, покрытая ароматными полевыми цветами. Пели птицы, летали бабочки и стрекозы, гудели шмели. Где-то журчал ручей. На лужайке резвились три волчонка, а волчица сидела неподалеку и, щурясь от яркого солнца, ласково смотрела, как они кувыркаются в зеленой траве.

 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz