Глава вторая

Дом

в которой лиса мечтает о побеге, а в результате испытывает очередное разочарование 

Очнувшись, лиса долго не могла понять, что с ней произошло. Сначала она лежала с закрытыми глазами, и ей казалось, что она продолжает лететь по черному беззвездному небу.

В памяти вдруг всплыла ночь на поляне и драка с филином. «Зря я тогда так погорячилась. Теперь меня, наверное, не пустят в лучший мир». Потом лиса стала думать, куда же в таком случае она летит… или падает – неужели в тот, другой, подземный и жуткий, что привиделся ей в ночном ручье?!

Лиса вздрогнула и открыла глаза. Теперь она окончательно пришла в сознание. Знакомые и незнакомые запахи ударили в нос, за окном чирикали снегири, и лучи утреннего солнца пробивались сквозь закрытые ставни.

Лиса лежала на чем-то мягком, и спину приятно грело, как на солнцепеке в жаркий летний полдень. Она попробовала встать, но в правом боку запульсировала боль, а левая передняя лапа не сгибалась. Тогда лиса, наконец, вспомнила капкан и погоню.

«Неужели попалась?! Конечно, я же в человеческом жилище!» Лиса с ужасом озиралась по сторонам.

Нет, бежать было абсолютно невозможно. Лиса посмотрела на негнущуюся лапу. Лапа была крепко забинтована. Лиса повернулась и увидела, что то же самое проделано и с ее туловищем. Очень хотелось сорвать эти повязки. Лиса потянулась к больному боку и опять почувствовала слабость и головокружение. Ей стало казаться, что все ее тело опутано веревками и капканами, что она задыхается и вот-вот умрет, теперь уже навсегда. Снова надвинулась черная пустота и поглотила лису.

Когда лиса очнулась во второй раз, она увидела перед собой что-то круглое и белое. Лиса принюхалась. Запах ей понравился, и она попыталась дотянуться до блюдечка. Тут лиса почувствовала, что ее морду приподнимают, и с ужасом поняла, что это человеческие руки. Лису снова охватила паника, она задергалась, но руки крепко удерживали лисью голову. Тогда лиса смирилась и позволила опустить свой нос в заманчиво пахнущую белую жидкость.

Выпив молоко, она подняла глаза вверх. Раньше она никогда не находилась так близко от человека. Люди вызывали у лисы естественный страх, потому что несли с собой смерть. Теперь же высокая фигура в черном, возвышавшаяся над ней, повергла лису в тот благоговейный трепет, который она испытала лишь однажды, когда первый раз посмотрела в ночное небо.

Вдруг человек наклонился, и лиса от ужаса прижалась к полу и зажмурилась. Но ничего страшного опять не произошло, рука взяла блюдце, и человек ушел, перед этим строго сказав: «Не вздумай срывать бинты!» И погрозил лисе пальцем.

Конечно, он и не догадывался, что лиса отлично понимает человеческую речь. Просто, когда неделями не с кем поговорить, сгодится и глупый, перепуганный лесной зверек.

Так у лисы началась новая жизнь.

Она быстро выздоравливала и с аппетитом ела мясо, которое получала теперь каждый день. Но лиса вовсе не обольщалась насчет нечаянно обретенного лисьего рая. Она давно сообразила, что никуда не улетела и не провалилась, а находится все на той же грешной земле, и вопрос: «Зачем она понадобилась странному человеку?» очень мучил лису.

О том, что люди не питаются лисами, ей довелось узнать из разговора со своим единственным собеседником – вороной. Тогда же ворона поведала, что ценность для человека представляет лисья шкурка, или хотя бы хвост, из которого можно сделать воротник.

- Знаешь, сколько лис водилось здесь в прежние времена? Всех истребили ради шкур. А еще из тебя могут сделать чучело.

- Какое чучело? Зачем? - ужаснулась лиса

- Для красоты, - пояснила ворона. Вытащат из тебя все содержимое, набьют трухой, поставят в комнате и будут любоваться.

- Значит, я красивая? – догадалась лиса.

- Все лисы красивые. А еще тебя могут продать в зверинец. Там тебя посадят в клетку и…

- Будут любоваться - закончила лиса.

- Ты очень догадлива – усмехнулась ворона.

Так лиса узнала о том, что красота в этом мире – дополнительный источник опасности. Ведь красоту обязательно захотят отнять, присвоить или запереть в клетку.

Теперь она часто вспоминала тот разговор: «Значит, ждет, когда заживет моя шкурка, вот оно что».

Лиса внимательно прислушивалась к каждому слову человека, не проговорится ли он случайно о своих коварных планах, но человек был неразговорчив и понять, что он задумал, лисе никак не удавалось.

Она уже не испытывала перед ним такого ужаса, как в первый раз, и внимательно наблюдала, изучая его поведение, образ жизни и характер.

Человек жил один, в гости к нему никто не ходил. Он часто исчезал из дома и всегда возвращался с едой. Он носил длинное черное пальто и, выходя за дверь, высоко поднимал воротник, словно хотел спрятать туда лицо. Как уже было сказано выше, склонностью поболтать он тоже не отличался.

Такой образ жизни лиса одобряла. Он очень соответствовал ее собственным представлениям о выживании. «Непросто будет его перехитрить» - с тревогой думала она, украдкой поглядывая из-за пушистого хвоста.

Но вот наступил день, когда человек снял с нее все бинты. Лиса встала и прихрамывая на левую переднюю лапу, вышла во двор, с трудом спустившись с крыльца. Был вечер, на небе зажглись первые звезды, и лиса почувствовала, как она скучает по своей прежней - вольной и опасной жизни. Она с наслаждением вдыхала морозный воздух, хватала ртом белые хлопья, которые так приятно таяли на языке, а потом принялась кататься по снегу, чтобы почистить свою свалявшуюся и запылившуюся шубку. На какие-то мгновения она забыла о тяжких раздумьях последних дней.

Но человек напомнил ей о том, что она все еще пленница. Лиса вдруг увидела над собой его высокий силуэт, и в неверном лунном свете ей показалось, что он улыбается.

«Неужели мне конец?» - подумала лиса.

Тут человек строго произнес: «Домой!» и показал лисе пальцем на дверь. Лиса понимала, что ей не убежать, она сильно хромала и была еще слишком слаба, к тому же в голосе человека было что-то такое, что отнимало у лисы всякие силы к сопротивлению, что-то очень властное и завораживающее.

Лиса встала и обреченно побрела к крыльцу.

Прошло несколько дней. Лиса пребывала в недоумении. Она внимательно осматривала места своих ран. Все давно затянулось и покрылось пушистой шерстью. Даже противные бурые и зеленые пятна на боку, оставшиеся после каких-то вонючих мазей, успели смыться. Только на левой лапке сохранился след от капкана, напоминавший тонкий браслет.

Человек выгуливал лису два раза в день: утром и вечером, а остальное время запирал ее в доме.

«А может, хочет продать меня?» - размышляла лиса. - Ждет, когда я перестану хромать и окончательно поправлюсь». Ей представились железные прутья клетки и отвратительные гримасы людей.

Лиса была уже почти здорова, но решила прикидываться больной и готовиться к побегу.

Она заметила, что основную часть времени человек проводил на втором этаже. Лисе очень хотелось попасть туда, чтобы побольше узнать о нем, а, возможно, и о связанных с ней планах.

Однажды, когда он вышел во двор, лиса быстро вскарабкалась вверх по винтовой лестнице и толкнула носом незапертую дверь. В первую очередь лиса убедилась, что здесь нет никаких звериных шкур и чучел. Она обежала вокруг неубранной постели, обнюхала почему-то мокрую подушку и переключила внимание на низкий прикроватный столик. Там стоял подсвечник с огарком свечи и лежала раскрытая книга. Лиса не в первый раз отметила, что ей известно название незнакомого предмета. Вот только для чего нужна книга, лисе никак не удавалось вспомнить. Она даже привстала на задние лапы, а передние положила на стол. Лиса напряженно вглядывалась в желтоватые страницы, испещренные таинственными знаками, точно могла понять их значение, как понимала язык звериных и птичьих следов на снегу, но перед глазами опять вставала черная и глухая пустота. От книги пахло телячьей кожей. Лиса решила попробовать книгу на вкус. Она уже вцепилась зубами в уголок обложки и вот-вот бы его отгрызла, но тут знакомая рука крепко ухватила проказницу за шиворот.

- Нельзя грызть книги! – прозвучал привычно строгий голос. И лису потыкали носом в приятно пахнувшие страницы. Сначала лиса очень испугалась. Больше всего ее поразило внезапное появление человека за спиной. Как она с ее звериным слухом и чутьем могла попасть в такую ситуацию?! Потом лиса почувствовала обиду. Что это ее хватают за шиворот и тычут носом, как маленького глупого щенка! Вдруг вспомнились волчата, и тогда лиса разозлилась на человека. Она оскалилась и зарычала.

- Вот ты как?! – изумился человек и, отпустив лису, погрозил ей веником, который держал в другой руке. Лиса шарахнулась в сторону, потом любопытство взяло верх, она потянулась носом к соломенным прутьям и нечаянно вдохнула собравшиеся на их кончиках комья пыли. Лиса зачихала, зафыркала, и опять заподозрила, что человек смеется над ней. Окончательно оскорбленная, она побежала вниз, продолжая чихать и крутить носом, и совсем забыла про сильную хромоту и полуобморочное состояние, которые постоянно симулировала в последнее время.

Когда человек спустился вниз, лиса лежала на своем месте у камина, прикрыв мордочку хвостом и выражая полное безразличие к случившемуся. Он еще раз показал ей веник и торжествующе усмехнулся. Лиса только глубже спрятала нос в длинный и густой мех хвоста и прикрыла глаза.

- Погоди радоваться, посмотрим, кто кого – злорадно подумала она, вспоминая план побега.

Через некоторое время человек вернулся, опустился на колени рядом с лисой и положил перед ней маленький круглый предмет:

- Вот, смотри, что я вытащил из твоего бока!

Лиса слегка приподняла голову. Она ненавидела этот металлический запах – запах неволи, страдания и смерти, который несли с собой люди. Лиса снова уткнулась носом в хвост и закрыла глаза.

- Неблагодарная ты – покачал головой человек и вздохнул.

Потом он стал ощупывать лисью лапу, побывавшую в капкане. И хотя лисе не было больно, она жалобно заскулила, закатила глаза и упала на бок.

Человек молча посмотрел на нее, потом опять вздохнул, встал и ушел наверх, забрав с собой пулю.

Случай с книгой и веником окончательно убедил лису, что бежать надо, когда хозяина не будет дома. До сих пор лиса считала, что человек без ружья и собаки не представляет опасности, и скрыться от него проще простого, даже с тяжелой добычей в зубах. Теперь же она столкнулась с совершенно необъяснимыми явлениями, и перед своим странным тюремщиком, у которого не было ни собаки, ни ружья, испытывала куда больший страх, нежели перед целым отрядом охотников.

В дальнем углу кухни, заваленном всяким хламом и ветошью, лиса стала делать подкоп. За период болезни она хорошо изучила помещения первого этажа и, ориентируясь на сквозняки, обнаружила это место с подгнившими досками паркета, из под которых открывался земляной пол. Было очень тяжело рыть мерзлую землю когтями. Сначала лиса работала правой лапой, а потом уже двумя, а также помогала зубами. Дыру все время заметало снегом, но это было даже к лучшему, так как отверстие благодаря сугробам не было видно снаружи. Изнутри лиса подтыкала его тряпками, сваленными в этом же углу.

Копала она только в те дни, когда оставалась одна, и не разу не попалась. Наконец, отверстие стало достаточным для того, чтобы лиса могла пролезть в него. В один прекрасный день человек ушел, как обычно, заперев за собой дверь, а лиса ощутила восторг от предстоящей свободы.

Немного выждав, она бросилась на кухню и вдруг увидела прислоненный к стене веник. Схватив его, лиса принялась рвать солому зубами, мотая ненавистный предмет из стороны в сторону и грозно рыча. В отличие от филина, веник не мог оказать никакого сопротивления и вскоре был растерзан на мелкие клочки. Затем взгляд лисы упал на внушительных размеров кабаний окорок, подвешенный над тазом для разморозки. В кухне было жарко натоплено, капельки воды мерно стекали с тушки и ударялись о металлическую поверхность посудины. Окорок был тяжеловат, но остальная еда хранилась в погребе, куда лиса не могла добраться. То, что человек оставил ей на день, она уже съела, и надо признать, не без усилий, но уйти, когда прямо под самым носом висит добыча, охотница просто не могла.

Мордочкой она пододвинула табуретку, вскарабкалась на нее, оттуда - на стол, а потом подпрыгнула вверх и вцепилась зубами в веревку, за которую мясо было подвешено на вбитый в потолок крюк. Перекусив веревку, на которой сама же висела, лиса, естественно, упала вниз, оттолкнулась лапами от стола и удачно приземлилась на пол. А вот раскачавшийся окорок неудачно ударился о стенку таза, таз перевернулся, и тоже оказался на полу, накрыв собой лису. Ничего не понимая, лиса в ужасе заметалась по кухне, с грохотом врезаясь в шкафы и полки, опрокидывая табуретки и громко визжа. Когда она, наконец, сбросила с себя таз, на нее упал открытый пакет с мукой, отчего зверюшка приобрела замечательную для зимнего времени маскировочную окраску.

Пробравшись через груду свалившихся кастрюль и битых тарелок, лиса отыскала под столом злополучный окорок и потащила его к дыре. Там ее ждал еще один сюрприз. Окорок застрял в отверстии, и лиса потратила немало сил и времени, чтобы вытянуть его наружу, попутно выломав пару досок из стены.

Обогнув угол дома, лиса выбралась на расчищенную тропинку, ведущую от крыльца к калитке. Она пятилась задом, терпеливо волоча свою нелегкую ношу, и у самого выхода остановилась передохнуть. Необходимо было еще подрыть снег под дверцей. Лиса обернулась и замерла.

Нетрудно догадаться, что или, вернее, кого она увидела перед собой. Человек в длинном черном пальто стоял, скрестив руки на груди, и, по-видимому, уже некоторое время наблюдал, как якобы тяжело больная зверушка бодро тащит явно превышавшую ее по весу замороженную кабанью ногу.

Оцепеневшая лиса смотрела в его темные глаза и думала о беззвездной пустоте, в которую ей вскоре предстоит отлететь, и, пожалуй, уже навсегда. Мысли о загробной жизни вдруг сменились картиной страшной казни. Лиса представила, что сейчас человек возьмет ее за шиворот, как охотники тех волчат, отнесет на кухню, подвесит на вбитый в потолок крюк, подставит таз, возьмет большой разделочный нож… дальше воображение лисы отказывалось работать, она видела только ужасную черную пустоту.

Учитывая, с каким выражением человек смотрит на нее, о продаже в зверинец лиса уже не мечтала.

От отчаяния она решила прибегнуть к ранее испытанному способу, то есть жалобно заскулила и упала на бок.

Странная судорога, похожая на горькую усмешку, пробежала по лицу человека. Он резко распахнул калитку и, скорее выдохнул, чем произнес:

- Убирайся вон!

И указал пальцем в сторону леса. Затем он быстро прошел мимо потрясенной лисы, задев ее краем пальто, ногой спихнул с дороги окорок, поднялся на крыльцо и захлопнул за собой дверь.

Некоторое время лиса в недоумении смотрела ему вслед, потом вспомнила, что она учинила на кухне, схватила мясо и, что есть мочи, поволокла его в лес. Лиса не смогла дотащить свою добычу до норы. Передохнув, она немного отъела от тушки, а остальное припрятала, подозрительно озираясь по сторонам.

Петляя и запутывая следы, лиса добралась до своего жилища, быстро заснула, но ночью вдруг очнулась и стала обдумывать произошедшее. То последний месяц, проведенный в человеческом доме, казался ей тяжелым сном, то она начинала сомневаться в своем спасении, и боялась, что сейчас проснется пленницей.

Главное, лиса никак не могла понять, почему человек отпустил ее. Она вспоминала его лицо и кривую усмешку, словно ему было больно, и испытывала какое-то странное и незнакомое чувство, которому не могла дать названия. Она даже вылезла из норы и посмотрела в ночное небо, будто надеялась увидеть там ответ, но вскоре ее спугнула тень больших крыльев, и лиса метнулась обратно, отметив про себя, что она снова в лесу, и надо быть начеку.

На следующий день лиса отправилась к тайнику и обнаружила, что он разорен. От кабаньей ноги не осталось ни крошки. Тщательно изучив следы, лиса восстановила картину происшествия. Виновницей всему была ворона, которая как-то проследила за лисой и раскопала тушку. Разумеется, съесть ее целиком она не смогла, и вскоре мясо нашли волки.

Конечно, в лесу каждый сам за себя, а все-таки лисе было очень обидно. Она вспомнила, как попала в капкан, и подумала, что если ей удастся схватить ворону, от нее точно останутся только перышки.

 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz