XXIV 

 

 

- Гарри, ты спишь?

 

Кусочек неба в узкой раме окна постепенно становился серым, а звёзды тускнели. Гарри лежал, вспоминая разговор в гостиной, и вздрогнул от неожиданности, услыхав шёпот Невилла.

 

- Нет, не сплю… А ты?

 

- А я сплю, - отозвался Невилл, - это я во сне разговариваю.

 

         - Шутишь?

 

         - Нет, издеваюсь. Мне тренироваться надо. Великий зельевар, как ты понимаешь, обязан в первую очередь иметь мерзкий характер…

 

         - И не мыть голову, - злорадно добавил Гарри.

 

         - Чёрт, это сложнее, - вздохнул Невилл, - боюсь, не потяну… Хотя, например, Луна в этом смысле тоже… Ну, понятно, мамы нет, не приучила, а папа сам такой же. А мне, знаешь, как-то всё равно. Понимаешь, она светлая… как будто светится изнутри…

 

         Светится… Гарри закрыл глаза, и в памяти снова засиял серебристо- жемчужный силуэт Патронуса. Не такой яркий, как пару часов назад, но  Гарри понял, что к чему, когда, желая друзьям спокойной ночи, увидел в их глазах тот же свет, который озарял его собственную душу. Он теперь поделен между ними поровну…

 

         - Гарри!..

 

         - А!..

 

         - Ты сегодня здорово говорил…

 

         - Спасибо…

 

         - Я не вру… Правда…

 

         Гарри не ответил: он уже засыпал. Воодушевление, владевшее им с момента предыдущего пробуждения, медленно угасало. Печальные воспоминания снова начинали просачиваться в сердце. В полудрёме победителю Вольдеморта привиделась тонкая рука, протянутая для прощального пожатия… Снова захотелось плакать. Что ж, никто не обещал, что будет легко. Это война. На войне легко не бывает…

 

         - Гарри!..

 

         - Что?..

 

         - Я тут думаю…

 

         - Я потрясён…

 

         - Не умничайте, сэр, вам не идёт… Я знаешь, о чём думаю…Только не смейся. Не будешь смеяться?..

 

         - Попытаюсь…

 

         - Я серьёзно!.. Пообещай!..

 

         - Послушай, Невилл, - Гарри тяжело вздохнул, - неужели ты думаешь, что мне сейчас очень хочется смеяться?.. Если честно, я тут зареветь боюсь…

 

         - Вот и я про то же, - отозвался Невилл, - знаешь, впервые в жизни мне очень хочется, чтобы на свете был Бог…

 

         - Бог? – Гарри всё-таки слегка улыбнулся. – Такой добрый дедушка с нимбом? Который сидит на облаках и мечет громы и молнии?..

 

         - Нет… Который может исправить непоправимое…

 

         - Спокойной ночи, Невилл, - староста засунул голову под подушку, чтобы друг не услышал, как знаменитый Гарри Поттер хлюпает носом.

 

         Под подушкой было душно и жарко, и долго Гарри под ней не продержался. Вынырнув обратно на свежий воздух, Гарри понял, что героический змееборец на соседней кровати вовсю давится слезами.

 

         Впрочем, слез у них обоих оставалось немного. Вскоре Невилл  задышал размеренно и спокойно. Молодец, что уснул: новый день уже не за горами. За окном в сером небе мерцали последние, самые яркие звёзды. Гарри посмотрел на них и повернулся на бок.

 

         «Который может исправить непоправимое? – подумал он, засыпая. – Надо будет завтра спросить у Гермионы… Может быть, в какой-нибудь умной книжке сказано и об этом?..»

 

 

 

The End

 

 

*   *   *   *   *   *   *   *

В процессе работы над текстом скопировала в файл два стихотворения – чтобы перечитывать на досуге. А теперь мне почему-то кажется, что их не нужно отсюда удалять…

 

 

Усталые ели клонили к земле непосильные ветви,
За небо цеплялись отчаянно хрупкие пальцы берез...
Под веками скрою немую печаль, только если
С тобой мы, душа, обойдемся сегодня без слёз.


Ведь, щурясь во тьму на кусочки янтарного света,
Свинцовую тишь вопрошая, доколе тянуться часам,
Ты в мире подлунном, увы, не узнаешь ответа,
Как пахнут, омытые влагой дождя, голубые леса…

 

Neya@. Дневник «Капли живой воды»

 

 

 

Нынче ветер меня не догнал.
Я видела синее небо, и лужи сияли весной,
а он торопился за мной,

сбивая дыхание,
теряясь в потоке машин и лиц - не столичный житель.
Он привет хотел передать мне от моря –

от дальнего тёплого моря, от прошлого счастья,

он звал оглянуться назад, но я
не обратила внимания.
Просто задумалась на бегу. А когда

бег мой закончился,
ночь наступила - и здесь, и на том берегу.
И я осталась одна:

нынче ветер меня не догнал.

 Людмила Дунаева.  

 

 Домой.

 

 

 

                                                                                                                 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz